Альфред Планьявский и его правда о контрабасе 4 часть

Теперь хотелось бы добавить пару слов о пьесе-монологе Патрика Зюскинда «Контрабас», породившей кое-какие заблуждения. Речь о том, что надо учиться различать реальность и вымысел. У Кафки человек может однажды проснуться жуком. Это выражение фантазии автора. Зюскинд превращает в своей фантазии контрабасиста в депрессивную сценическую фигуру. Он объясняет ее в своем письме ко мне следующим образом. Инструмент как таковой его совершенно не интересует. «Мне казалось, что для изображения своего рода типажа современного человека (мужчины) лучше подойдет образ контрабасиста. Я представлял себе его — одинокого, изолированного, подавленного, болтливого и т.д.». Его контрабас как бы взятая из действительности вещь, которой вполне мог быть также альт, пишущая машинка или автомобиль, если бы главным действующим лицом стали секретарша или автогонщик». Так что пьесу следовало бы назвать «Контрабас Зюскинда». Однако люди все понимающие буквально, ищут сходства с реальностью. Как можно видеть из отдельных беспомощных рецензий, «Контрабасиста» Зюскинда принимают за «чистую монету». Об этом моноспектакле подробнее написано в программке к венской премьере, прошедшей на камерной сцене Театра в Йозефштате 9 января 1988 года.

Читать дальше →

Альфред Планьявский и его правда о контрабасе 3 часть

В качестве примера такого подхода приведу описание документа, который доказывает, что контрабас с конца 16 века являлся участником основного, постоянного инструментального состава ансамбля, сопровождавшего богослужения в базилике Санта Мария Маджиори в Бергамо, для тогдашней церковной музыки авторитетнейшем месте. Надо поблагодарить Бонту за то, что он документально зафиксировал более чем 50-летнюю историю некоего контрабаса в составе оркестра этой церкви, хотя выводы, им сделанные похожи на отрывок из учебника волшебников, когда он признается, что «однозначных свидетельств об использовании этого инструмента ранее 1650 – х годов не находится» (1978, с.17). Хотя я не представляю контрабас в качестве выставочного религиозного объекта, все же думаю, вряд ли церковные прелаты запрятали его на полвека за орган или бросили гнить в катакомбах как молчаливого свидетеля просчетов в смете расходов. В 1597 году этот инструмент назывался «виолоне доппио» (violone doppio), 35 лет спустя – «контрабас», а в 1653 г. – «виолоне» (1978, с.14). Уже 40 лет я пытаюсь проследить развитие контрабаса, носившего эти наименования, тем более, что в конце 17 в. его происхождение убедительно подтверждается Б.Бисмантовой и Ж Муффатом (см. ниже). Весь трагизм «контрабасоведения» в том, что поборники виолоне-виолончели не хотят удовлетворяться фактами. Стефен Бонта всерьез уверяет нас, что название «виолоне» закрепилось за контрабасом только в 18 веке (1977, с.80), а до того употреблялось только применительно к виолончели. Для подтверждения этого тезиса исследователи — поборники «скрипичных» связей — разработали и виртуозно овладели «логикой сослагательного наклонения». Опираясь на нее, им удалось даже внедрить в новейшую музыкальную лексику термин «контрабасовая скрипка». Эти манипуляции характерны казуистическим толкованием старинных источников, ставящих под сомнение их достоверность. Иоханнес Лошер (11) пытается усомниться в данных Агостино Агаццари (12) или Генриха Шютца (13) о виолоне как контрабасе, просто критикуя их как «допускающие разночтения». Лошер повторяет утверждение, будто бы со временем «violone» стал «- cello». «Загадочные» изменения в искусстве изготовления контрабасов одной семьи смычковых, превращающие их в совсем другую семью, Лошер объясняет в своей обычной манере: «Прежде всего, допустима ссылка на тип “viola-da-gamba (Банкьери 1609), даже когда нет определенной ясности (Агаццари 1607) /…/ позднее термин Violone обозначал 8-футовый струнный смычковый бас типа “viola-da-braccio”». Хотя речь идет здесь о «ссылке» на семью гамбовых, тем не менее партии виолоне того времени трактуются как партии виолончели. Что «допускает разночтения» в историческом документе – свидетельстве, представляющем два смычковых баса с шестиструнной гамбовой настройкой и дополнением – «да гамба» и «иль контрабассо», соответственно? Даже Михаель Преториус (14), пожалуй, самый цитируемый в музыкальной науке автор времени 1600 гг., получает ярлык «противоречивого». Видимо потому, что в трех томах «Syntagma musicum» не найдется контрабаса скрипичного семейства. Как и следовало ожидать, обвинения в «свидетельской ненадежности» выдвигаются и против Себастьяна де Броссарда (15), который подтвердил спустя сто лет определение «виолоне» Банкьери и Преториуса, и, как мы видим дальше, которого Лошер считает «важнейшим французским источником».

Читать дальше →

Альфред Планьявский и его правда о контрабасе 2 часть

С удовлетворением вспоминаю контакты с Тероном Мак Клером, который был в 70-х годах в США, пожалуй, единственным практически и теоретически компетентным исполнителем на виолоне. Мы двигались навстречу друг другу как бы из разных миров, скорее ощупью прокладывая путь к новым открытиям, но уверенность нам придавал материал, совпадающий в первоисточниках, которым мы обменивались. Его информационный бюллетень «Виолоне» (1), а также отдельные статьи в МОБ показывали, каким новым делом это было. К моему удивлению, он уже располагал грамзаписями исполнения Николауса Арнонкура 1954 года, сразу после их выхода в свет. Это были произведения И.С.Баха, в которых я имел удовольствие исполнять партию виолоне, вместе с органистом Густавом Леонхардом и солирующим на виолончели Арнонкуром. (AMADEO AVRS 6045, 15095). Наша дискуссия с Арнонкуром на тему: «виолон — челло», и дала старт моим исследованиям инструмента под названием «виолоне». Николаус является сейчас одним из ведущих мировых дирижеров и не стесняется признать в одном из своих писем, что «мы оба должны были больше знать о виолоне».

Читать дальше →

Альфред Планьявский и его правда о контрабасе 1 часть

А.Планьявский. Статьи. Перевод с немецкого языка. Л.В. Раков
В 20 веке появились музыканты контрабасисты, которые заинтересовались историей своего инструмента. У них было желание и они нашли время и силы, чтобы погрузиться в неизведанные глубины прошлого контрабаса, в историю путей и форм его развития в течение пяти веков.

Первопроходцем в этом начинании стал немецкий контрабасист и педагог Фридрих Варнеке, опубликовавший в 1909 году объемный труд под названием

«Контрабас. Его история и его будущее. Проблемы и их решение для подъема контрабасового исполнительства» (“Ad infinitum”. Der Kontrabass. Seine Geschichte und seine Zukunft. Probleme ubd deren Lösung zur Hebung des Kontrabassspiels. Hamburg. 1909). Книги английского исследователя истории контрабаса Раймонда Элгара появились в шестидесятых годах: Introduction to the Double Bass (1960), More about the Double Bass (1963), Looking at the Double Bass (1967). В 1982 году (на французском языке — “Historie des contrabasses a cordes”) и в 1989 (на английском языке — “History of the double bass”) издана «История струнного контрабаса» Пауля Брюна. В 1969 году опубликована интересная работа Адольфа Майера «Концертная музыка для контрабаса в Венской классике» (“Konzertante Musik für Kontrabass in der Wiener Klassik”). Скромные статьи по истории инструмента вошли в сборник «Контрабас. История и методика» (редакция Б.В Доброхотова), изданный в 1974 году в СССР. Вопросам истории контрабаса в России советского периода посвящена книга Л. Ракова «Отечественное контрабасовое искусство ХХ века. 20-80-е годы» (1993). Основательная, оснащенная широкой библиографией книга «Джованни Боттезини. Жизнь и творчество» московского контрабасиста А. Михно — вышла в 1997 году. В 2004 году (второе издание, 2008) опубликована книга «История контрабасового искусства» Л. Ракова.

Читать дальше →

Льву Владимировичу Ракову — 85!

«Симфонический оркестр — высшая форма музыкально-исполнительского искусства, самое совершенное средство преображения нотного текста в живые звуки музыки, завлекающие в бездну чувств человеческих» — таково кредо профессора, заслуженного деятеля искусств РФ, кандидата искусствоведения Льва Владимировича Ракова, человека, музыканта, педагога, влюбленного в симфоническую музыку и педагогику.

Почтенная дата — 85! За ней — другие «даты» творческой жизни — 60 лет с учениками, 30 лет в симфоническом оркестре, 50 лет с учащимися МССМШ имени Гнесиных, 35 лет в Московской консерватории. За «датами» — дела: десятки изданных сборников педагогического репертуара, транскрипции и переложения концертов, сонат, пьес для контрабаса; «Школа контрабасиста»; четыре книги, посвященные контрабасовому искусству и методике обучения; более 60 статей и рецензий, опубликованных в отечественных и зарубежных журналах.

И — ученики! Большинство — артисты московских симфонических и камерных оркестров. Лучшие возглавляют группы контрабасов в оркестре ГАБТеатра, в Российском национальном симфоническом оркестре под уравлением М. Плетнева, в Российском филармоническом оркестре п\у В. Спивакова, в оркестре «Молодая Россия» п\у Ю. Башмета, в Академическом симфоническом оркестре Московской филармонии п\у Ю. Симонова; солисты камерных коллективов «Виртуозы Москвы», «Солисты Москвы», Государственного камерного оркестра РФ; ведут педагогическую работу; заслуженные артисты РФ — Николай Горбунов, Андрей Степин, Алексей Гориболь, Геннадий Борисов, Татьяна Склемина. Выпускники класса Ракова трудятся за рубежом — в Китае, Германии, Франции, Испании, Греции, Колумбии, Южной Корее, Сингапуре, Нидерландах.

Читать дальше →

Раков Лев Владимирович


Кандидат искусствоведения
Заслуженный деятель искусств РФ
Профессор
Поздравляем Льва Владимировича с 85-ти летним юбилеем!
Участник Великой Отечественной войны. Награжден медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», юбилейными медалями, медалью «Ветеран труда» и другими.

Родился в г. Нижнем Новгороде. Игре на контрабасе обучался в Музыкальном училище им. Гнесиных (класс В. И. Белова и В. И. Бергмана, с 1942 г. класс В. В. Хоменко). Служил в войсках Военно-морского флота СССР (1943-1947). В 1948 г. с отличием окончил Государственный музыкально-педагогический институт им. Гнесиных.

В 1948-1998 гг. преподавал в Московской средней специальной музыкальной школе им. Гнесиных, в 1949-1953 гг. – также в Музыкальном училище им. Гнесиных. С 1975 г. преподает в Московской консерватории класс контрабаса, с 1992 г. – профессор. Одновременно ведет курсы истории контрабасового искусства (с 1983 г.) и методики обучения игре на контрабасе (с 2005 г.). В 1998-2002 гг. – заведующий кафедрой виолончели и контрабаса. Организовывал творческие встречи с зарубежными контрабасистами (из Франции, Германии, Финляндии, Великобритании, Швейцарии, Чехии), с музыкантами Санкт-Петербурга; концерты студентов с комментариями музыкально-образовательного содержания. Возглавлял секцию контрабасистов Всесоюзного музыкального общества.

Биография Льва Ракова на сайте московской консерватории