Альфред Планьявский и его правда о контрабасе 5 часть

Виолоне

Один из главных аргументов поборников теории происхождения виолоне как инструмента скрипичного семейства, базируется на появлении термина «виолоне» от одного собирательного понятия «большие виолы» разных семей. Также и Жюли Мортон считает, что название «виолоне» применялось вплоть до середины 18 века, как родовое понятие для двух семейств смычковых струнных инструментов, и не было закреплено за одним каким-то инструментом. Исследовательница не верит, что контрабас барокко был приспособлен для исполнения специальных партий виолоне («А-басс» 2002, с.38). На фоне постоянно растущего, примерно с 1500 г., потока свидетельств сознательного различения семейств да-гамба и браччо, выводы о влиянии «доисторических смычковых» на их более поздних собратьев, едва ли могут иметь существенное значение. Для сравнения хотелось бы привести пример из истории человечества: большая часть дохристианской Европы была кельтской – так же происходит и сегодня, только еще в исторических реминисценциях и соответствующем развитии. Способы номинации, распространенные по обе стоны Альп около 1600 г., должны были способствовать определению принципиальных наименований и обозначений «времени генерал баса» и таким образом выработать каноническую терминологию для применяющихся ныне инструментов. Предположение о том, что в те годы понятие «виолоне» распространялось и на скрипичные басы, вплоть до момента появления виолы в строе C-G-d-a, должно оставаться все же только гипотезой. Это не означает, однако, что в отдельных случаях для номинации использовались обозначения, раздвигающие границы своей инструментальной группы. Так например, меньший по размерам виолоне могли называть и «Виолон — чель», без того, чтобы такое наименование как то закрепилось в теоретических и лексических анналах. Ситуация осложняется тем обстоятельством, что в немецкоязычном ареале для обозначения контрабаса употреблялись варианты «виолоне» (violone ) и «виолон» ( violon ). При том, последняя форма и д е н т и ч н а французскому традиционному наименованию с к р и п к и. Поэтому не удивительно, что неразбериха с этим термином впервые возникает у француза Жамбе де Фер (30), утверждавшего, что итальянцы называли виолоне «виолой да браччо» (viola da bracco). Несмотря на то, что перевод де Фер был признан ошибочным уже давно, по сей день авторы, видящие в этом инструменте разновидность браччо, ссылаются на него как на высший авторитет. Между тем, еще И.В.Василевски (31), ссылаясь на Г.М. Ланфранко (32), утверждал, что «большая гайге» соответствует современному контрабасу «и в Италии уже тогда его называли «виолоне» («Виолончель», 1889, мс. 83). Десяток авторов 16 – 17 вв., начиная с С.Ганасси в 1542 г. (33), а также изобразительный материал, не привлекший до сих пор должного внимания, дают соответствующие подтверждения, что барочный контрабас «виолоне» — гамбовый инструмент. Более поздние авторы запутывали дискуссию предположениями об идентичности бас-скрипки – «виолоне». Несмотря на то, что И.В. фон Василевски ( «Инструментальная музыка», 1878 г.), как и Д.Бойден (34) или В.Кольнедер (35), называя разновидности внутри семейства струнных инструментов, ограничивались тремя регистрами: дискант-альт; тенор и бас, контрабасу, как пятому колесу телеги в этой типологии, его место указывается совершенно произвольно или даже вовсе в нем отказывают. Так же и Стефен Бонта ( который ранние виолоне во всех своих работах принципиально относит к семейству скрипок) строит выводы на «обще признанной теории Эдмунда Ван дер Штретенса о виолончели как единственном басовом инструменте скрипичного семейства» (1977, 56, прим.2).

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.